Нейрофилософия: как взломать мозг и достичь большего
Как пользоваться ограниченным ресурсом нейросистемы для достижения благополучия, улучшения мотивации, сна и результатов работы? Почему на сегодняшний день лучше всего на эти вопросы отвечает нейрофилософия — новое междисциплинарное направление в науке? Об этом предприниматель Олег Замышляев поговорил с нейрофилософом Анастасией Иконниковой.
— Что такое нейрофилософия? И какая от нее практическая польза?


Наверное, вы заметили, что сейчас идет своего рода нейробум. Приставку "нейро" прибавляют практически к любым продуктам и услугам. И это происходит не просто так. За последние 30 лет неврология сделала огромный шаг вперед, были проведены исследования, навсегда изменившие наше понимание мышления, работы мозга-тела. А как мы понимаем, новые знания требуют переосмысления реальности с учетом новой информации.


Что получилось с нейро? Почему она стала такой всеобъемлющей? Все, что есть в нашем мире, создано нами — людьми. Наша отличительная черта — это наш разум, наш интеллект. Получается, что все, что создает человек, можно так или иначе рассмотреть с точки зрения нейронауки. Поэтому весь мир последние семь-восемь лет пытается "переописаться" с точки зрения нейро. Сколько выпускается научпоп книг, документальных фильмов об этом. Сколько создается продуктов и стартапов!


Мы столько нового узнаем про себя, что получаем возможность влиять на свою жизнь на другом уровне, формировать ее, опираясь на другие смыслы. Мне нравится фраза, что самая интересная для людей информация — это информация о них самих. Мы интересуемся космосом, другими футуристическими или историческими смыслами в связке с собой. Мы исследуем это, потому что нас это касается. А нейрофилософия, пожалуй, дает один из самых интересных срезов междисциплинарной информации, раскрывающий понимание человеческого развития.


На прикладном личностном уровне нейрофилософия помогает понять, как пользоваться ограниченным физическим ресурсом нейросистемы, которая как раз и обеспечивает все наши сознательные способности. И это крайне важно, потому как отменить созидательную функцию невозможно – можно, не обладая этой информацией, просто создавать бардак, творить хаос и обслуживать его.


— А что можно сказать про практическую пользу? Известный философ Нассим Талеб вообще говорит, что философия – это не про пользу. Философия про то, чтобы объяснить, а какая от этого польза, сами думайте. В случае с нейрофилософией есть какие-то практические области применения?


Сложный вопрос предполагает многогранный ответ. И я бы здесь выделила три грани.


С одной стороны, позиция Талеба правомерна для классической науки. Ученые изучают предмет, вопрос. Строят модели, системы, концепции. Но они не отвечают на вопрос "Что с этим делать?". То есть как только мы поняли какое-то явление, предмет и описали его, другие люди, изучив его модель, могут ее применить в бизнесе, политике, медицине, личных целях.


Но философия бывает разная. И вторая грань, которую я бы здесь отметила, – это этика. Здесь можно говорить о практической философии. Этика рассматривает мораль и нравы, добродетели и личность. Она про практические действия, про практическое взращивание личности. Об этом много говорил учитель Александра Македонского, Аристотель. Марк Аврелий прекрасно использовал этику стоицизма. Категорический императив Канта – интересная практика. Если посмотреть на восток, то там философия отличается тем, что она никак не атомизируется от практики. На западе на смену античной философии пришла религия со своим свободомыслием априорных знаний, описывающих мир, и включающая в себя большой спектр ритуалов и практик, аскез. И все они призваны развивать человека. Есть такой тезис, что философия помогает человеку двигаться к счастью. Составлять такую концепцию, такой взгляд на мир, который помогает быть счастливым. А этика вообще призвана развивать черты характера, способствующие персональному пути счастья.


Третья грань – личность философа. Все-таки философские произведения пишутся человеком и отражают его взгляд, это не просто обособленное описание эксперимента. Я человек социально интегрированный, который занимается разными проектами, своими стартапами и много интересуется прикладными вопросами философии. Поэтому для меня нейрофилософия – один из самых удивительных междисциплинарных векторов. Он и концептуализирует, и обращен к практическому применению, и более того, опирается на последнее научное слово.


— Как вы пришли в нейрофилософию, как вы попали в Стэнфорд? Было ли какое-то отдельное событие? Или вы уже в шесть лет это знали? Расскажите, пожалуйста.


С философией я знакома с пеленок. Знаю, что есть семейная шутка о том, что мой дедушка читал мне вслух философские книги в возрасте трех лет, а также "Историю России" Сергея Соловьева и т.д. В этот момент я ворочалась на полу со словами: "Деда, очень скучно". На что он отвечал: "Ничего, привыкнешь".





И этот кадр в моей жизни повторялся неоднократно. Я поступила в МГУ по олимпиаде "Ломоносов", заняв второе место. И к олимпиаде меня готовил Виталий Яковлевич Пащенко, профессор философского факультета МГУ. Наши занятия иногда длились по 8-10 часов. Он задавал мне сложный философский вопрос, заводил в свою домашнюю библиотеку и говорил: "У тебя есть несколько часов, чтобы найти ответ". В свои 15 лет я не понимала иногда ни одного слова из этого вопроса. Обычно у меня, конечно, ничего не получалось. Я вползала в его кабинет, говоря, что не знаю правильный ответ. И тогда он учил, что задача не найти правильный ответ. Задача научиться думать. Работать с понятиями, словарями, идеями. Видеть противоречия в тезисах и т.д. И так постепенно у меня все стало получаться.


Но яркий внутренний позыв я ощутила в возрасте 12 лет, когда мои родители меня отправили в психологический лагерь. Там нам, детям, показали, что ты не есть данность, ты можешь меняться и менять жизнь. Это меня крайне заинтересовало! Свой интерес я удовлетворяла в домашней библиотеке, тогда я увлеклась религиозно-мистическим направлением философии и психологией. Но в итоге все привело к фундаментальной философии. Так я поступила на философский факультет.


Нейрофилософия пришла в мою жизнь намного позже. В 2014 году я поехала получать образование в UC Berkeley на Business Diploma Program in Marketing. Беркли находится в Кремниевой долине — то же был бум инноваций и технологий.


Параллельно я пошла на практику в Product School. Сегодня это огромная международная инфраструктура со своим образованием, ивентами, партнерствами. Но тогда я и инновационные продукты были далеки друг от друга. Программа Product School считалась лучшей в Долине, лучше чем в Стэнфорд — к нам приходили студенты после нее и прямо об этом говорили. И мне разрешили посещать занятия. Это был новый мир и новая прикладная философия.


После окончания Беркли я осталась в Долине, работала там. Пока не решила, что хочется чего-то нового. И в 2017 году я пошла на программу по инновациям в Стэнфорде. Стэнфорд позиционирует себя как предпринимательский вуз, ты можешь закончить любую программу и в результате будешь обладать предпринимательским мышлением. Согласитесь, звучит странно, тем более говорят, что лидерами рождаются. Но они это делали — учили особому мышлению. Почти все предметы включали в себя схемы того, как работает мозг. Как он обрабатывает информацию, выдает инсайты. И все это прикладывали к практике. То есть за счет того, что они объясняли механизмы работы мозга, можно было избежать эфемерных объяснений, почему, условно, у Пети получается лучше, чем у Васи.


Тогда я задалась вопросом, можно ли такое понимание реальности прикладывать к сознанию, и там я узнала про Патрицию Черчленд, нейрофилософию и увлеклась этим вектором.


— Какие идеи, которые вы взяли из нейрофилософии, оказываются наиболее полезными? Можете перечислить несколько топовых?


Давайте дадим шесть идей и даже хаков:


1. Вы живете и работаете, основываясь на основе той информации, которая у вас уже есть, грузите себя правильно тем, что вам нужно. Убирайте фоновый мусор, не разбрасывайте ваш ограниченный ресурс, держите фокус и прямо и осознанно думайте о том, чем вы себя информационно кормите.


2. Если вам не хватает мотивации двигаться к цели (а мотивация это не эфемерная штука, а реальное физическое состояние, которое формируется в контуре подкрепления головного мозга) то это означает, что в вашем прогнозе не хватает информации. Наш мозг работает по принципу "прогноз – мотивация". Если в прогнозе относительно чего-то формируется достаточная ценность, возникает состояние мотивации. Так вот если вы буксуете, идите в свой прогноз. Возможно, цель не ваша — вы просто не можете сформировать ценность. Возможно, недостаточно информации — и цель искажена. Берите лист бумаги, выписываете все, что хотите реализовать и ставьте рядом оценку уровня мотивации от 1-10. Это субъективный момент, но рабочий. Там, где она ниже восьмерки, разбирайтесь с прогнозом. Подумайте, какой информации не хватает и где ее можно достать: кому позвонить, куда сходить, что почитать, что послушать.


3. Мы не можем адекватно прогнозировать будущее, потому что для нас слишком больно раскрутить самый плохой сценарий. Чтобы это сделать, мысль-раздражитель должна очень много раз ударить в центр боли. А против этого будет сопротивляться и тело, и психика. Поэтому я советую идти по более милосердному пути. Обманывать механизм мышления. За счет работы механизма "прогноз – мотивация" мы все время немного в будущем – это хорошее упражнение, как канат.


4. Чтобы чего-то достичь, от чего-то нужно отказаться. Ваш ресурс ограничен. Когда вы двигаетесь вперед к вашим целям, вам нужно понимать, откуда вы на это будете брать ресурсы, причем прямо внутри своей головы. Часто слышим: "Меня на все не хватает". Это правда, но это не вас на все не хватает, а это внутри вас есть материальные ограничения.


5. Все тело работает по принципу последовательностей. Мы их зовем автоматизмы. Если вы начинаете делать что-то совершенно новое, это нормально зависать немного. Вам нужно создать новую последовательность действий. Можно мимикрировать, если есть под кого. Можно прямо прописывать, в стиле алгоритмического мышления.


6. Спите. Ваш основной ресурс — это ваша нервная система.Чтобы ваш мозг работал корректно и эффективно, нужно, чтобы ресурс реабилитировался. В нашем организме реабилитацию обеспечивает сон. Он же отвечает за консолидацию информации — все, что вы накопили за день, он вплетает в ваш мозг. Поэтому мудрые ответы приходят с утра. Сон является бесплатным психотерапевтом, за счет биохимической ванны, которая дает возможность переписать тяжелые воспоминания, накопившиеся за день в другом состоянии. Именно поэтому говорят: "Не принимай решений сгоряча, переспи с идеей".


— Когда компания начинает работать с программами wellbeing, что можно сделать, чтобы поднять уровень ощущаемого счастья?


Wellbeing – это благополучие. С точки зрения нейрофилософии, я бы сформулировала благополучие следующим образом: это состояния, когда ты правильно используешь свой физический ресурс.


Поясню. Человек — очень интересное существо. Оно созидательное. Есть такая аналогия, что у вселенной созидательное сознание. И оно создало космос – с его просторами, галактиками, звездами и планетами. Есть природа, и у нее тоже созидательная основа – эволюция все живое двигает вперед. В том числе человека, который обладает созидательным сознанием. Но, помимо внешнего мира, есть и внутренний мир. И человек создается ежесекундно вплоть до уровня клеток.


Если вы сердитесь, расстроены, в истерике, прокрастинируете, зависли – это все состояния, которые обслуживаются на всех уровнях, начиная с нейропластичности и заканчивая генной экспрессией.


И вопрос благополучия заключается в чем? В том, чтобы использовать этот ограниченный ресурс правильно, для того, чтобы создавать то, что вы хотите в реальности. Именно этот ресурс объясняет, почему вы находитесь вне фокуса внимания, почему вы не можете дойти до цели.


Это ресурс, которому нужна определенная инфраструктура, чтобы он работал долго и складно. Правильная еда, правильный сон, спорт. Правильная обработка информации во всех режимах головного мозга.


Более того, я могу немного попугать слушателей: есть представление о том, что личность умирает примерно за 20 лет до тела. Опять-таки из-за неправильного использования ресурсов.


— Что еще может сделать крупная компания, чтобы уровень счастья сотрудников повышался?


Если мы говорим о бизнесе, я бы связала благополучие с успехом. Чтобы обеспечить успех, нам нужно корректно формировать свое целеполагание, которое является неотъемлемой функцией сознания. И владеть методиками эффективности достижения цели в таком гармоничном состоянии.


В материальном мире целей мы достигаем за счет ресурсов. Внешних, например денег и контактов, и внутренних, например интеллектуального и психологического ресурса.


С первым обычно более ясно, чем со вторым. Он же внешний, материальный, его легче определить. Внутренний ресурс же кажется эфемерным. Но это не так, все ваши психологические реакции живут на уровне автоматизмов в ваших нейронных сетях, ваша система мотивации, ваши знания, ваш опыт. – это все находится во вполне себе материальной системе.


Про эту систему нужно знать несколько важных моментов:


  • Она имеет свои ограничения. Мы не всемогущие. Ограничения желательно знать и признавать.
  • Это часть живого организма и ей нужен правильный уход: питание, реабилитация.
  • Эта система невыключаема. У нас никогда не выключается внутренний раздражитель – наши мысли. Мы по сути состоим из наших мыслей, чувств, реакций, действий.

Часто это ловушка, когда человек лежит на диване или зависает за компьютером на работе, думая, что он прокрастинирует, или ничего не делает. Это не так, система на всех уровнях формирует это состояние и закрепляет его. А когда мы это делаем с завидной регулярностью, начинает работать долговременная потенциация, система начинает закреплять данный опыт на всех уровнях. В последствии мы сталкиваемся с еще одним страшным правилом тела — все, что ему привычно, начинает нравиться.


Тот же самый порочный круг происходит, когда вы злитесь на коллег, начальников или подчиненных, боитесь переговоров и т.д. Это как раз и можно назвать мышлением в коробочке, оно сильно обусловлено вашей нейросистемой.


Если говорить именно о том, что может сделать компания с этим всем:


  • Помогать сотрудникам повышать уровень метазнаний. Все исследования показывают, что чем выше уровень метазнаний, тем ниже уровень тревоги. Например, человеку вроде сказали, что надо спать столько-то. Но это в нем активирует тревогу, так как он не до конца понимает зачем, и ему кажется, что он просто тратит время на сон. Или человеку говорят, что надо научиться выключать почту и телефон во время творческих задач. А у него включается Fomo эффект (синдром упущенной выгоды), и снова начинается тревога. А чем меньше тревоги, тем больше ресурса остается на действия на пути к цели.
  • Изучение нейропринципов поможет сотрудникам структурировать всю важную информацию. Это повысит эффективность ее применения. Мой опыт показывает, что когда человек понимает математику процессов, он намного быстрее видит свои ошибки и может корректировать действия.
  • Когда ты знаешь много о том, за счет чего ты создаешь, ты можешь применять практики по управлению свои ресурсом и использовать его мудро. Оставаться эффективным, не перегружаться, быть счастливым, переучивать автоматизмы и т.д.

— Какие инструменты наиболее эффективны в прокачке мозга для увеличения нейропластичности?


Мастерство. Овладевайте новым мастерством. Нельзя сказать, что нейропластичность можно прокачать и она начнет быстрее работать. Нет. Если вы хотите переучить автоматизм, то вам придется покачаться так же, как в спортзале.


Если вы хотите избежать деменции, то вам нужно мозг все время чем-то грузить, во что-то включать. Желательно, во что-то сложное для вас. Изучайте какой-то вопрос. Нарабатывайте мастерство. Играйте в шахматы, танцуйте (спорт формирует нейрогенез), изучайте какой-то вопрос. Вот у философов не встречается деменция.


Сложная новизна включает пластичность.
Олег Замышляев
— основатель и идеолог консалтинговой компании Mozlab.ru и ed-tech компании Tellsy.pro. Ведущий российский эксперт в теме внедрения изменений, автор книги "Матрица перемен". Автор Youtube-канала и телеграм-канала Future Learning.
Расшифровку интервью подготовил проект ScienceME, который создает образовательные курсы с международной экспертизой. На сайте проекта доступны лекции Анастасии Иконниковой:



Анастасия Иконникова
— нейрофилософ, предприниматель, просветитель. Основатель и автор образовательных платформ в сфере философии и самопознания — Neurophilosophy и NeuroHub. Закончила философский факультет МГУ, училась в Беркли и Стэнфорде.

об авторе
Made on
Tilda